Андрей А. Мальцев (Andrew Anatol'sen Mal'tsev) (anatolsen) wrote,
Андрей А. Мальцев (Andrew Anatol'sen Mal'tsev)
anatolsen

Формационно-классовые ступеньки. Социализм


Основной политэкономический закон социализма: Информация – Деньги – Информация(+). Социализм – это самовозрастающая информация.

Средний класс капитализма, интеллигенция, становится образцом для формирования основного производящего класса – инженеров. Количество рабочего класса сокращается, дети рабочих становятся инженерами. Верхушка интеллигенции вырывается в элиту и становится классом менеджеров (номенклатуры). Власть при социализме принадлежит информационным бандитам.

Как это происходит? Опишем сначала «прусский» путь построения социализма, в отличие от «американского» – термины введены В. Лениным по отношению к капитализму.

Все начинается с кризисов перепроизводства – в них разоряется множество предприятий. Но уже в районе Парижской Коммуны некоторые капиталисты догадываются объединить капиталы и создать кооперативы – синдикаты, картели, тресты [Мальцев А. Маркс – это феноменально! // http://anatolsen.livejournal.com/135622.html]. Во время кризисов монополии выживают. Это приводит к тому, что на рубеже ХХ века обычный капитализм сменяется монополизированным. Кризисы перепроизводства перестают быть опасными для элиты, однако сохраняют опасность для пролетариата.

Впрочем, монополизация не отменяет конкуренции – даже транснациональные корпорации конкурируют друг с другом. Для повышения конкурентоспособности монополии создают такую структуру, как (в терминах, принятых в СССР) Ведомственный Научно-Исследовательский Институт. Инженеров собрали вместе и наладили между ними разделение труда – получилась мануфактура знаний. Начинается первый, мануфактурный этап Научно-Технической Революции. С появлением Интернета, НТР вошла в свою машинную фазу.

Классовая борьба пролетариата приводит к внедрению всеобщего избирательного права – это одно из главных направлений борьбы рабочего класса на протяжении всего XIX века. Победа в этой борьбе приводит к появлению рабочих депутатов, в ХХ веке к приходу социалистов во власть, а в середине ХХ века к тому, что социалисты становятся правящими партиями. Параллельно внедряются социальные гарантии и развивается рабочее законодательство, приводящее к буквальной диктатуре профсоюзов – «диктатуре пролетариата». В Японии профсоюзы в обязательном порядке входят в советы директоров – один из факторов японского экономического чуда. Возникает европейское общество двух третей с ликвидированной бедностью.

Эти достижения возникли не сами по себе, а являются результатом классовой борьбы. Начало современному социальному государству было положено еще при Ф.Рузвельте во время Великого экономического кризиса 1929 года. Монополизация не спасает от кризиса, а лишь позволяет выживать во время кризиса. Кризис больно ударил по положению рабочего класса. В это время уже был опыт СССР, который пошел по «американскому» пути построения социализма, а потому избежал этого кризиса. Америка закачалась на грани революции.

Это и было важным аргументом, позволившим Ф.Рузвельту провести свои реформы. Были введены пособия по безработице и было введено антимонопольное законодательство, что означало переход к государственному регулированию экономики. Именно это позволило вывести страну из кризиса и в дальнейшем избегать катастрофичности кризисов перепроизводства. Введение высоких налогов на наследство привело к тому, что стали создаваться фонды, которые и владели собственностью. А частные капиталисты превратились в управляющих фондами, то есть в менеджеров, избежав, тем самым, необходимости получать наследство, соответственно, платить налог. Фонды также владеют в основном акциями различных компаний. Большинство собственности в современном мире является обобществленной. Частные капиталисты массово разорялись во время кризисов, после чего стрелялись, выпрыгивали из окон и т.д. или деклассировались и потом бомжевали.

Но впервые переход к социализму совершил Советский Союз, пошедший «американским», т.е. революционным путем. Революцию начинал средний класс, то есть интеллигенция. Сначала была создана партия нового типа, основной задачей которой было привнести социалистическое сознание в рабочий класс. Ну примерно, как заразить – на манер вирусной инфекции. Как показывает исторический опыт, в естественном состоянии, без управляющего воздействия революционной теории, рабочий класс борется за повышение зарплаты (и добивается этого к ХХ веку), за сокращение рабочего дня (и опять же добивается) и за всеобщее избирательное право (те же чартисты в Англии – и тоже добивается к ХХ веку). Задачу социальной революции рабочий класс в естественном состоянии не ставит, но ее могут занести в рабочий класс представители интеллигенции. Именно такую партию и создал В.И.Ленин, она изначально объединяла мелких социалистов (рабочих) и крупных социалистов (номенклатуру, менеджеров). В результате обрушения государственной власти в 1917 году, и возникшего вакуума власти, большевики захватили государственную власть. Именно то, что власть захватила крупносоциалистическая номенклатурная партия большевиков, именно это и положило начало построению социализма. Собственно построение социализма началось с того момента, как был создан Госплан, началась индустриализация, а уже для развития промышленности были созданы Ведомственные научно-исследовательские институты, т.е. в рамках монополий (и даже транснациональных корпораций – отраслевых союзных министерств) были созданы мануфактуры знаний. Такой путь развития Советского Союза определился не сразу. Первое время в рамках РКП(б) боролись мелкосоциалистическое (рабочее) и крупносоциалистическое течения. Но построению социализма отвечала победа крупных социалистов (номенклатуры), в результате мелкие социалисты (рабочая оппозиция) потерпели поражение.

Начало революционного построения социализма в СССР (американский путь) было серьезным аргументом в пользу реформ Ф.Рузвельта, в результате и США пошло по прусскому пути построения социализма. Такой взгляд на Историю я уже описывал ранее [Мальцев А. Объективность в Истории // http://mrija2.narod.ru/sdpr298.html]

Но поскольку социализм как формация в своих основных чертах построен – как и описание капитализма Маркс создавал на примере Франции, Англии и Германии, выразивших разные стороны процесса, так и при описании социализма надлежит учитывать реальность СССР, Европы, США и Японии – постольку нам надлежит перейти к его кризису и вопросу перехода к следующей (ноосферной) формации. Хотя эта формация, как и социализм, судя по всему, окажется классово-антагонистической, то есть фазой коммунизма являться не будет, однако, она будет ближе к коммунизму, чем социализм или капитализм.

Горизонт прогнозирования имеющихся теорий в принципе не позволяет сказать что-либо определенное по поводу коммунизма. Есть разве что не совсем внятное перечисление противоречий, которые должны быть сняты: между городом и деревней, между физическим и умственным трудом и так далее. Ознакомиться с перечнем таких противоречий можно в курсе научного коммунизма, читавшегося в СССР в любом ВУЗе, на любом факультете. И есть общее определение коммунизма – отсутствие классов, эксплуатации и государства. Но если взять описание социализма в курсе марксизма-ленинизма и сравнить его с реальными социалистическими обществами, да с тем же Советским Союзом, станет очевидным, что между ними существует значительное расхождение. Так, впрочем, происходит всегда, когда сравниваешь утопию с реальностью. Так что и гадание о коммунизме большого смысла не имеет – вполне достаточно общего вывода, что Мир к нему движется. Вот доберемся, тогда и увидим – что это такое.

Гораздо более конкретная задача – выяснить обстоятельства ближайшего формационного перехода. Это тем более важно, что общая мощность цивилизации нарастает, соответственно, увеличивается возможный катастрофизм социальных процессов. А любой переход от одной формации к другой с необходимостью социальная катастрофа. Перед марксизмом стоило бы ставить задачу – выяснить обстоятельства надвигающегося перехода с целью снизить катастрофизм этого перехода, минимизировать жертвы перехода. И хотя бы обычное беспокойство о целостности собственной шкуры является важным мотивом, чтобы решать эту задачу. Не утопические идеалы, а сугубо шкурные интересы являются самым надежным мотивом движения к коммунизму.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments