Андрей А. Мальцев (Andrew Anatol'sen Mal'tsev) (anatolsen) wrote,
Андрей А. Мальцев (Andrew Anatol'sen Mal'tsev)
anatolsen

Кризис социализма


Когда старая формация движется к кризису, основное противоречие формации – это противоречие между элитой и пролетариатом. Разворачивается классовая борьба. Прогрессивным в этот момент является основной производящий класс (пролетариат) – мелкоформационный класс следующей формации. Именно борьба пролетариата служит причиной того, что новому способу производства, новой формации начинают соответствовать новые, более прогрессивные по отношению к прошлым формациям, общественные отношения. В результате этой борьбы мелкоформационный класс выделяет из своей среды средний класс – крупноформационный класс следующей формации, который является пока еще не классом, а всего лишь прослойкой между основными классами данной формации. Так крестьянство в свое время выделило из своей среды горожан – прослойку между феодалами и крестьянством. Горожане (мещане, бюргеры, буржуа, граждане) отгородились от феодалов крепостными стенами и начали борьбу. Именно в этой среде и создается новый способ производства, который определит характер новой формации. Непосредственной причиной этого является кризис, в который сваливается цивилизация, и который порождается самим способом производства, определяющим данную формацию. Как только создается значительный средний класс, тем более, как только становится значимым кризис формации, еще тем более, как только создается новый способ производства, прогрессивность, как эстафетная палочка, переходит от мелкоформационного класса к крупноформационному классу. Так мелкая буржуазия (крестьянство и мелкие ремесленники) передала прогрессивность крупной буржуазии. Крупноформационный класс следующей формации, опираясь на новый способ производства, разворачивает борьбу с элитой текущей формации. Поскольку сохранение старой элиты консервирует способ производства, тем самым делает неустранимым кризис текущей формации, постольку крупноформационный класс следующей формации предлагает свою идеологию как идеологию всего Человечества, как идеологию освобождения и прогресса. Так буржуазия возглавила общую борьбу с феодалами. Созданный крупноформационным классом способ производства меняет формационный уровень общества, а сам крупноформационный класс, объединяя общее социальное движение всех угнетенных классов, прорывается к власти. Новая формация создана, крупноформационный класс теряет прогрессивность. Мелкоформационный класс начинает постепенно исчезать, перетекая в пролетариат вновь возникшей формации, т.е. в мелкоформационный класс уже следующей формации.  Прогрессивность, как эстафетная палочка, переходит к этому пролетариату.

Основные черты пост-капиталистической формации оформились к середине ХХ века: постиндустриальный способ производства (НИИ) и соответствующее социальное развитие, то есть развитое трудовое законодательство и социальные гарантии (медицина, образование, пособия по безработице и инвалидности). Это привело к возникновению европейского общества двух третей (общества с ликвидированной бедностью). После возникновения Интернета, НТР вошла в свою машинную фазу.

С этого момента менеджеры (номенклатура) теряют прогрессивность, их социальное творчество становится консервативным и направлено на сохранение достигнутых классовых привилегий. Социал-демократия на Западе начинает дрейф вправо, в результате чего практически полностью стирается разница между эсдеками и либералами. Номенклатура в СССР озабочена не прогрессом и дальнейшим развитием, а юридическим оформлением в личную собственность права управления общенародной собственностью. Происходит распад СССР. В результате менеджеры начинают свертывать европейское социальное государство, проводя ползучую ревизию реформ Ф.Рузвельта и выводя промышленность в третьи страны. В результате происходит падение уровня жизни, схлопывание внутреннего рынка и возвращается Мировой Экономический Кризис Неплатежей, продолжающийся до сих пор. В России же кризис начинается еще раньше – как только был отменен Госплан и отпущены цены. Номенклатура (менеджеры) полностью теряют прогрессивность и она с этих пор переходит к пролетариату – мелконоосферному классу инженеров. Однако, идеология инженеров пока не оформлена. Класс инженеров породил пока только два общемировых движения – это зеленые и пираты. Несомненно, это важные аспекты идеологии инженеров, однако, они действуют разобщенно и пока что инженеры не вышли на передний план политической борьбы. Вероятно, для полноценного оформления идеологии инженеров чего-то еще не хватает.

В полной мере идеология пролетариата, переходящая в идеологию новой элиты, оформляется после того, как проявляется основной кризис текущей формации, и в борьбе с ним создается новый способ производства. В задачу данной статьи не входит описание этой новой идеологии. Мы исследовали эволюцию базиса, то есть кризисы и способы производства.

О том, какой способ производства определит следующую общественно-экономическую формацию, пока можно только гадать. Вполне вероятно, он еще просто не создан. А раз так, то не представляется возможным хоть что-то конкретное сказать по поводу следующей – ноосферной формации. Самое главное – два основных класса этой формации (пролетарский и элитарный) вырастут из среднего класса текущей формации, т.е. из прослойки между инженерами и менеджерами. Характер этих классов определит характер нового способа производства.

Но если о новом способе производства пока еще ничего не известно, то мы уже можем делать некоторые заключения по поводу кризиса социализма.

Первоначально я исходил из того, что кризис социализма – это экологический [Мальцев А. Ноосферная революция // Ноосфера – 1990 – №1; а также Мальцев А.А. Ноосферная революция. (Первая редакция статьи) // Центральный Государственный Архив историко-политической документации РТ. – Фонд 8297 - Опись 1. - 5 п. - Статьи сопредседателя КСДО А.А.Мальцева "Ноосферная революция", "Социал-демократическая Ассоциация", "наши задачи", "Рабочие - интеллигенты. Противостояние?". Машинопись, 1990 г.; а также http://mrija2.narod.ru/sdpr88.html]. Идея эта не была моей, я всего лишь взял популярный элемент идеологии инженеров. Еще в 2002 году, когда я писал «Некоторые аспекты ближайшего формационного перехода», я продолжал ее придерживаться. В это время уже появились пиратские партии и возник пиратский интернационал. То есть класс инженеров породил два разных общественных движения, сразу принявших международный характер. Что заставило меня задуматься – а правильно ли я определил кризис социализма?

Кризис формации порождается самим способом производства, то есть в случае социализма – производством и переработкой информации. А как это выливается в экологический кризис? Этот кризис вызывается увеличившимся промышленным производством. НТР тут играет лишь роль усилителя. Да и борются с этим кризисом вовсе не путем переработки информации. Представим на минуту, что НТР не началась бы, то есть монополии не стали бы создавать НИИ. Что – это отменило бы экологический кризис? Вряд ли. Разве что – отсрочило бы. Так что мы должны искать другой кризис на роль кризиса социализма.

Можно ли посчитать таким кризисом демографический – резкое снижение рождаемости в Европе? Вообще, кризис формации обычно выражается в повышенной смертности – при капитализме от голода во время кризисов, при феодализме от непрекращающихся междоусобиц. Так что демографический кризис может считаться по крайней мере аспектом кризиса социализма, только надо определить – как на это влияет производство и переработка информации.

Но постепенно начали прорисовываться очертания кризиса, который порождается как раз производством информации.

Непрерывно увеличивающееся производство требует непрерывного увеличения рынка. Достичь этого можно либо неограниченно увеличивая население – что реально невозможно. Либо создавая у населения все новые потребности, которые требовали бы постоянного удовлетворения, заставляя людей ускоренно потреблять – заниматься потреблятством. Реклама, являвшаяся первоначально простым информационным средством оповещения об имеющихся товарах, превратилась в индустрию создания новых потребностей и даже нового образа жизни. С возникновением Интернета и повсеместным внедрением телевидения, ее воздействие многократно усилилось. Косвенно распространение потреблятства как раз и вылилось в снижение рождаемости. Рождение детей затратная операция и отнимает средства от усиленного потребления родителей. Гомосексуальные же браки, наоборот, исключают детей, то есть открывают простор для усиленного потребления. Борьба за усиление свободы, таким образом, начала превращаться в борьбу за права ЛГБТ, то есть в рекламу гомосексуализма.

Неестественное потребление, то есть потребление, вызываемое не внутренними потребностями, изначально присущими данному индивиду, а потребностями внешними, навязанными рекламой, тем самым, независимыми от сознания данного индивида, объективными для него, вызванными потребностями бизнеса продать данному индивиду свою продукцию, то есть вызванными общественными потребностями, превращает потребление данного индивида в общественное потребление, тем самым, полностью снимая основное противоречие капитализма между общественным характером производства и частным характером потребления.

Эффективное применение рекламы в коммерции, создание новых и неестественных стилей жизни, соответственно, новых потребностей, быстро вылилось в применение рекламы и в других сферах жизни. Прежде всего в политике. Технологии манипуляции массовым сознанием, применяющиеся во время выборных кампаний, начинают влиять на формирование парламентов. Распространяются тоталитарные секты, зомбирующие своих приверженцев – сначала в религиозной, а впоследствии и в политической области. Зомбирующему воздействию манипуляторов подвергаются целые государства, что выливается в серию революций и государственных переворотов. Эти революции декларируют цель достижения свободы и повышения уровня жизни, но результаты оказываются диаметрально противоположными – резкое снижение уровня жизни и деградация политических свобод. Наиболее характерный пример – современная Украина. Внимательное рассмотрение событий показывает, что декларируемых целей достичь было невозможно, это изначально были миражи. И данный факт довольно легко выявлялся простым анализом еще на этапе подготовки революций. Ассоциация с Европой на Украине полагалась условием повышения уровня жизни простых украинцев, однако внимательный анализ выявлял неизбежное банкротство большинства украинской промышленности в результате реализации этого соглашения, и этот факт был озвучен в СМИ еще до подписания соглашения об Ассоциации. Но именно этот факт и привел к Майдану, а затем и к фашистскому перевороту. В результате промышленность Украины потеряла обычные рынки сбыта и была разорена, а уровень жизни рядовых украинцев многократно упал. Такого рода действия народа Украины трудно признать разумными.

Подобная нелогичность проявляется и в других политических событиях. Так агрессия НАТО против Ирака оправдывалась тем, что Ирак производит оружие массового поражения – отравляющее и биологическое. Было создано соответствующее общественное мнение, полагающее Ирак государством-агрессором. Для пресечения возможной агрессии Ирака НАТО уничтожило иракскую армию и оккупировало Ирак. Никаких следов оружия массового поражения найдено не было. То есть все идеологическое обеспечение данной операции оказалось манипуляцией общественным мнением.

То же самое можно сказать и об агрессии НАТО в Югославии, и о серии цветных революций в Африке. Пропаганда же гомосексуализма в современной Европе и США создает впечатление, что гомосексуализм является основной целью европейской цивилизации. Естественные потребности человека, вытекающие из его собственного сознания, подменяются внешними потребностями, навязанными ему средствами массовой информации, то есть неестественными для человека, не зависящими от его собственного сознания, объективными для него. Действия человека, вызванные не его субъективными мотивами, а объективными, внешними для него, навязанными ему потребностями, также становятся объективными, поскольку не зависят от сознания этого человека. Сознание человека зомбируется, а сам человек из социального и психического субъекта превращается в социальный и психический объект – социального робота. Человек утрачивает (пока лишь частично) сознательность и свободу воли. Его собственная психика перестает зависеть от сознания человека и становится для него материальной, то есть некоей внешней для его сознания искусственной объективной реальностью, иногда данной ему в навязанных ощущениях, а иногда и неосознаваемой им. Человек начинает руководствоваться в своих действиях этой психической реальностью, созданной вокруг него искусственно. Широкое распространение наркотиков и стимуляторов усиливает этот процесс. Человек разумный, Homo Sapiens, превращается в человека неразумного, Homo Stultus – возникает угроза дальнейшему существованию человека как биологического вида.

По всей вероятности именно так и должен формулироваться основной кризис социализма – утрата человеком сознательности в результате масштабной переработки информации, масштабной манипуляции сознанием, в результате создания ложных реальностей, что приводит к угрозе дальнейшего существования человека как биологического вида.  Общественное движение, что сделает своей целью борьбу с этим кризисом, и станет самым значительным общественным движением ближайшего будущего.
Лысая Гора
Июль 2015

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments